Отклиренный разум

Всем гениальным компьютерным программистам попавшим в лапы дианектиков посвящается.

Текст основан на реальных историях людей побывавших в компьютерных компаниях – сектах.

Все персонажи данного текста выдуманные, любое сходство с реальными людьми случайно.

Эта история началась так же, как и сотни подобных других. Сергей – отлично учился в школе, увлекался программированием, был всесторонне развитым подростком. Его умственное развитие давно превзошло умственное развитие его одноклассников, и именно поэтому у него возникали проблемы со сверстниками. Он был слишком умён для своего возраста и слишком самонадеян.
После окончания школы, Сергей, как и многие другие бывшие школьники задумался о поступлении в престижный ВУЗ, где обучали профессии программиста. Но, к сожалению, в силу сложившихся обстоятельств он не смог попасть на бюджетную форму обучения и поэтому его родителям пришлось выкладывать приличную сумму денег, чтобы их сын смог получить диплом о высшем образовании. Не желая тяготить свою семью, Сергей решает перевестись на заочное отделение и поискать себе работу по будущей специальности. А поскольку он неплохо знал JAVA и SQL у него возникал неплохой шанс устроиться на высокооплачиваемую работу.
Разместив в интернет объявление о поиске работы, Сергей начал ждать звонка потенциального работодателя. Спустя несколько дней начали поступать первые предложения. Но зарплата явно не удовлетворяла амбициям, к этому времени уже считавшим себя гениальным Сергея. И кто-то из друзей предложил ему попытаться устроиться на одну из софтенных компаний — ГЛЮКОТРОН, где всегда требовались ит — специалисты.
Внешне организация выглядела респектабельно. Дорогостоящие семинары и презентации сыпались, как из рога изобилия. Глюкотрон был обласкан властями, словно Афродита волнами вышедшая на берег из тёплого моря. Казалось бы, Сергей поймал удачу за хвост. Сбылась его давняя давняя мечта зарабатывать много (600 – 700$). Не долго думая, он решил обратиться в компанию, дабы устроиться на работу.
Молодой человек позвонил по телефону указанному на сайте Глюкотрона. На другом конце линии ответила девушка с приятным и в то же время чётко поставленным голосом: — “Компания Глюкотрон, меня зовут Ирина, здравствуйте”. У Сергея заколотилось сердце, неужели долгожданная высокооплачиваемая работа так близко? “Я бы хотел узнать по поводу вакансий?” – робко произнёс он в телефонную трубку. На что девушка ответила, что переключит его на департамент работы с кадрами. И каким-то для себя, чудесным образом Сергей записался на собеседование в компанию. Его родители очень обрадовались перспективе их чада, устройства в крупную преуспевающую транснациональную компанию.
Идя на собеседование, Сергей был на третьем небе от счастья. Он в свои 19 лет мог стать программистом компании Глюкотрон! Это его влекло и захватывало. Мысли о деньгах и невиданных доселе перспективах кружились в его голове. Об этом Сергей раструбил всем своим друзьям, знакомым и своей девушке.

* * *

Войдя в офис компании в назначенное время, парень ощутил необыкновенный восторг. Его встретила вежливая администраторша и провела в департамент по работе с кадрами. Пока они шли по коридору, Сергей с интересом заглядывал в комнаты, где стройными рядами за стенками — перегородками, сидели и работали программисты. Стены коридора украшали фотографии работников Глюкотрона со счастливыми беззаботными лицами. Сергей просто растаял, ему ещё сильнее захотелось работать в компании.
В департаменте по кадрам Сергею предложили заполнить несколько небольших тестов. Среди которых был профессиональный, психологический и какой-то непонятный, с довольно личными вопросами тест. Сергей в начале смутился, но видимо, посчитав, что так и должно быть в преуспевающей фирме, искренне ответил на все вопросы. После всего этого, юноше предложили проследовать в комнату и переговорить со специалистами Глюкотрона.
В помещении без окон с хорошей шумоизоляцией, находилось трое людей среднего возраста, в белых офисных рубашках. Они предложили Сергею сесть. После чего начался длинный монолог.
У нас культ работы говорил один, здесь тяжело работать вторил ему второй, но у нас самая лучшая в стране социальная полтика утверждал третий. Время тянулось зловеще медленно. Сергей уже не улавливал, о чём ему говорила троица, а лишь принимал к сведению обрывки фраз и интонацию, с которой они произносились. “Всё понятно?” – раздался обрывистый заключительный вопрос. “Да-да, всё” – кивнул головой Сергей. В его голове эхом раздавались куски предложений, произнесённых специалистами.
Идя домой, он испытывал странное ощущение, с одной стороны он был доволен, что его кандидатура достойна рассмотрения, с другой его что-то смущало и тревожило. Но Сергей старался не придавать этому ощущению значения. Он думал лишь о том, что сможет купить на заработанные деньги.
Прошло около недели. Сомнения постепенно улетучились. Сергей ждал с нетерпением звонка с Глюкотрона. Ему хотелось поскорее приступить к новой интересной работе.
Спустя полторы недели на мобильном телефоне Сергея раздался звонок – “Это Ирина, компания Глюкотрон, мы рассмотрели вашу кандидатуру, можете приезжать с документами”. Молодой человек купался в счастье. Он это сделал, он в свои 19 лет стал работником Глюкотрона!
Прошло ещё несколько дней оформления, прежде чем он впервые пришёл на работу. И первое, что удивило Сергея, это система карточек, на которую он изначально не обратил внимания. Эта система засчитывала время прихода, время ухода, время обеда, перекуры. Фактически контролировались все выходы во внешний мир из офиса. За излишние перекуры или же опоздание на 2 минуты и более следовал штраф и лишение премии. “Ничего, за такие деньги нужно приходить на работу вовремя” – подумал Сергей.
Тем временем в холле столпилась небольшая группа молодых людей. Они тоже впервые пришли работать на Глюкотрон. Их всех вместе с Сергеем супервайзер собрался отвести в тренинг – центр компании, который располагался в другом конце города.
Этим учреждением руководство Глюкотрона сильно гордилось. Там, в тиши одитинг – центра, всем объявили, что сейчас с вновь принятыми на работу проведут тестирование профессиональные психологи. Они выяснят, как кому и где лучше работать. Присутствующим раздали бланки, где фиолетовыми чернилами было написано “Оксфордский тест”.
“Ого, тест американского университета!” — пронеслась мысль в голове Сергея. Текст состоял из 200 вопросов, многие из которых носили весьма интимный характер. Молодой человек насторожился, прочитав подробно то, что от него хотели узнать. “Буду отвечать уклончиво” – подумал он. “Ради 600 долларов можно и ответить” – пронеслась сумбурная мысль.

* * *

После всех процедур на третий день начались трудовые будни. Неожиданно у Сергея возникло странное ощущение какого-то внутреннего страха и неуверенности. Всё вокруг казалось каким-то странным, отчуждённым.
Вот уже третье утро, когда парень приходил на работу он замечал странную картину. Все программисты, находившиеся с ним в комнате, к его приходу, давно находились на своих рабочих местах, не проявляя никакого интереса, к происходящим вокруг них событиям. В офисе стояла гробовая тишина, изредка прерываемая сильным лязганьем клавиш на клавиатуре.
Утром через час после прихода на работу, людей со всех отделов собирали в специальные комнаты под предлогом проведения планёрки. Здесь в помещении без окон, с ярким освещением программисты получали указания по проекту.
В комнате присутствовал TEAM leader (лидер группы разработчиков) с истерично бегающим взглядом, а так же некий мужчина, которого Сергей пока ещё не знал.
— Все садитесь на стулья! Рассаживайтесь быстрее, у нас мало времени! – командовал незнакомец. Его голос разносился по замкнутому помещению, как глухое биение.
— Быстрее, у нас мало времени! На нас повис большой объём, который вы не выполнили в нужный срок. – произнёс лидер.
Стулья стояли рядом, так, чтобы каждый слушающий лично мог наблюдать за выступающими. В комнате не было места, где можно было бы остановить свой взгляд. Ничего живого, кроме самих людей.
— Не смотри по сторонам, работа от этого не сделается. Смотри, как все на нас и слушай внимательно, что мы будем говорить! – резко оборвал Сергея незнакомец. Почему-то от этих слов у парня затряслись поджилки. В первые рабочие дни не хотелось получать замечаний. Сергей извинился и стал внимательно слушать, о чём говорили выступающие люди.
— Почему ты так плохо работаешь? Из-за тебя теперь весь график проекта под угрозой. Мы что тебе мало платим или тебе, что-то мешает работать? – вопрошал незнакомец одного из программистов. – Ты подводишь всю команду! Из-за тебя все они будут лишены премии.
— Да, да я исправлю положение в ближайшее время. – опустив виновато голову ответил программист.
Это действо длилось порядка двух часов без перерыва. У Сергея начались странные ощущения. Будто кто-то сзади дал ему мешком по голове. Он абсолютно дезориентировался во времени и пространстве. Звук голоса незнакомца проплывал мимо в воздухе и оседал в голове. Сергей слушал, заворожено всё то о чём говорили. Он не мог пошевелиться, ему казалось, что его невидимыми верёвками привязали к этому стулу.
— Вам всем придётся остаться сегодня поработать, чтобы успеть сдать проект вовремя! – безапелляционно сказал незнакомец.
Сергей хотел было возмутиться, но его объял неведомо откуда взявшийся ужас. Ему стало страшно противоречить тем, кто стоял перед ним.
— Компания забоится о вас, помните это! Мы лучшие! – подытожил задачи и цели проекта лидер.

* * *

Изо дня в день Сергею давали всё большие и большие объёмы работы, при этом говорили, что он отличный специалист и обязательно справится, так как руководство его оценило.
А каждое утро незнакомец с нацистским усердием и педантизмом повторял одни и те же фразы в разном контексте. О том, что они обязаны успеть всё сделать в заданные руководством сроки, что они самые лучшие, что компания Глюкотрон лидер, а все кто её пытается критиковать, за методы работы являются недалёкими заводскими мальчиками, наркоманами, лузерами и просто маргиналами по жизни. Компания заботится о своих работниках. Ведь в каждом обществе существуют правила, которые нельзя нарушать. И правила задаёт руководство. Это казалось так естественно, что невозможно было противоречить этому утверждению.
Незаметно для себя после месяца работы в Глюкотроне Сергей перестал ощущать ход времени. Его суббота не чем отличалась от среды. А понедельник от пятницы. Он бежал на работу рано и задерживался до ночи. Молодой человек испытывал состояние эйфории и полного удовлетворения от того, что он сдавал свой кусок работы раньше остальных. Мысли Сергея сводились лишь к работе. Вскоре он не мог не о чём думать, как только о проблемах компании. В тоже время его родственники и друзья, начали сообщать ему, что он изменился, что он стал очень раздражительным, нервным с рассеянным бегающим взглядом. В ответ на это Сергей перестал общаться со своими знакомыми и друзьями, а если встречался со своей девушкой, то говорил только о работе.
Его лицо побледнело, а под глазами появились мешки. Но Сергей ощущал себя счастливым. Ему хотелось вновь и вновь слышать похвалу в той маленькой комнатке от незнакомца.
Однажды из-за того, что он не смог первым сдать работу у молодого человека случилось нервное расстройство. Он не мог спокойно есть и спать. Он не мог делать ничего без бурных эмоций. Приходя на работу он завистливо смотрел на тех, кто успел сделать больше него и заработать денег.
После того, как незнакомец в комнате подверг работу Сергея критике, он решил вообще не уходить с офиса, пока не станет первым. На все недоуменные возмущения родителей и друзей он отвечал следующие: — “Вы в своей жизни ничего полезного не сделали! Вы сидите в спичечной и когда вас начинают трясти в ней, начинаете реагировать. Вы никто! А я зарабатываю реальные деньги”.
Изо дня в день Сергей пил всё больше и больше кофе, чтобы сохранить высокую работоспособность. Он решил, что быть программистом ему уже не к лицу. И он старался изо всех сил выбиться в руководители проекта. Сергей работал очень усердно. Он хотел, чтобы его ставили в пример другим программистам.

* * *

Мир постепенно превратился в место, где основной ценностью стали деньги и работа. Все события, все люди проходили мимо. Интересовала только похвала и маленьком помещении. Друзья и девушка ушли. Они не понимали маниакального счастья работы в Глюкотроне. Сергей бросил учёбу, уйдя с головой в компанию. До сих пор он трудится там рядовым программистом в надежде стать лидером.
Я случайно встретил Сергея в метро, после пяти лет забвения. Он пролетал мимо никого не замечая вокруг себя. Пришлось схватить его за куртку, чтобы он остановился. Бегающий взгляд, активная жестикуляция, странные дебильноватые смешки, громкий урывистый голос.
— Сергей, у вас в Глюкотроне используется дианектика? – спросил я.
— А что это такое? – как-то странно смеяясь глядя то в пол, то на меня, то на толпу произнёс он.
— Методика изменения сознания.
— Не, не. Ладно, мне нужно бежать, я очень спешу. Пока! – Сергей словно пытался сбежать от меня и своего прошлого. Он рванул и через несколько секунд растворился в толпе метрополитена.
Теперь мир для него стал местом, где обитают они и мы. Они – люди второго сорта, чьи жалкие никчемные жизни, как кажется дианектикам, обречены на бессмысленное существование…

 

(r) www.fdd5-25.net Форма обратной связи.