Технологические теории условных рефлексов управления персоналом

Вопросы, которые я хочу обсудить назрели давно. И звучат они примерно таким образом: “Насколько правомерно использование технологических теорий условных рефлексов в управлении персоналом? И что такое, так называемая “промывка мозгов”, о которой все слышали, но которой фактически никто не видел”.
Должен сразу отметить тот факт, что отечественная психология, в которой преобладает модифицированная теория Юнга и Фрейда не может дать ответов на эти вопросы. В силу того, что данные учения опускают важные аспекты развития общества и личности, а именно технологическую и социальную эволюцию. Западная же наука, в этом плане давно перешла на новую ступень развития. Гуманистическая психология и психиатрия не рассматривают человека только с точки зрения “эго”, либо инстинктов.
Нужно понимать принципиальные отличия между теориями и аксиомами, чтобы двигаться дальше. Любая психологическая модель, либо школа, либо теория управления, на сегодняшний день являются недоказанными и необоснованными. Хотя некоторые из них действительно работают. И работают так, что в итоге их ошибки приходится исправлять уже не психологам, а психиатрам. Ведь люди, профессионально промышляющие “промывкой мозгов”, не отдают или не хотят себе отдавать отчета в том, что они калечат человеческую психику.
Что же такое “технологические теории условных рефлексов” и “промывка мозгов”? Технологические теории условных рефлексов это – научные, либо псевдонаучные учения, описывающие методы изменения сознания личности индивидуумов, путем коррекции их поведения. При, чем коррекция поведения происходит на принципах универсальных для всех высших живых организмов. А именно – страхах млекопитающих. Что же это за страхи? Например, страх за выживание потомства, страх голода, страх смерти и т.д., и т.п. Как это используется “промывателями мозгов”, я опишу немного ниже. А пока лишь стоит отметить, что эти теории всегда обращаются к низшим инстинктам человека, именно поэтому их называют “теориями условных рефлексов”.
“Промывка мозгов” – это заболевание воздействия, при котором искусственным путем изменяются основные биохимические отпечатки нервной системы.
Итак, чтобы понимать, как работает промывка мозгов и чем она отличается от гипноза, мы должны познакомиться с так называемой теорий “контуров нервной системы”, основанной на эволюционном учении Дарвина. В эволюционной биологии существует такой термин — рекапитуляция. Это когда в первые девять месяцев внутриутробного развития зародыш человека повторяет весь цикл эволюции.
После рождения процесс рекапитуляции, повторяется в развитии нервной системы. Двадцать четыре года жизни человека, включают в себя четыре этапа эволюции. Младенец – вегетативное водоплавающее, ребенок — млекопитающее, подросток – примат, и собственно взрослый половозрелый человек. Каждый этап развития нервной системы, является эмбриональной стадией следующего. В процессе формирования нервной системы, по мере ее взросления, формируются и биохимические отпечатки. Обусловленные последовательности действий, либо так называемое роботизированное поведение, о котором так любят писать “поп психологи”.
Первый контур нервной системы — водоплавающего, включается сразу после рождения человека. Он используется для приближения полезных предметов и отдаления вредных. Знаменитое фиксирование птенцов сразу после рождения на большом “материнском объекте”, это тот же самый инстинкт, который требует от младенца перейти к безопасному состоянию. Этот биохимический отпечаток, устанавливает доверие/недоверие индивидуума на всю жизнь.
Второй контур нервной системы, так называемое “эго” – отвечает за эмоциональное формирование личности. Вероятно, он сформировался, когда первые позвоночные начали конкурировать за территорию. Он так же, как и первый контур, активируется ДНК в момент перехода индивидуума от ползания к ходьбе. Полное формирование этого контура завершается в возрасте 3,5 лет. Он закрепляет стиль доверия/недоверия, уверенность/неуверенность в себе, подчинение, сообразительность, неуклюжесть и так далее.
Исходя из этого нейрохимического отпечатка, мозг в дальнейшем будет подбирать идеи, территориальные претензии, формировать половые отношения, а так же автоматизировать основные доминирующие стимулы, например, агрессивное поведение, либо покорность. Поэтому, если человек ведет себя слишком эмоционально, либо эгоистично, это значит, что он слепо следует обусловленным рефлексам второго контура.
Третий контур, отвечает за сообразительность. Он активизируется, когда старший ребенок начинает обрабатывать информационные шумы и принимать, либо передавать сигналы. Если окружающая среда стимулирует третий контур, ребенок принимает биохимический отпечаток способности понимания, и становится смышленым. Если же среда состоит из заведомо глупых людей, индивидуум принимает “пустой” отпечаток, то есть остается плохо развитым примерно до пяти лет.
Четвертый контур, это социально – сексуальный биохимический отпечаток. Он, вероятно, сформировался, когда толпы гоминидов превратились в запрограммированных на конкретное сексуально – ролевое поведение индивидуумов. Он активизируются в период полового созревания, когда ДНК через железы высвобождает нейрохимические вещества, трансформирующие индивидуума во взрослую особь.
В отличие от гуманистической психологии и психиатрии, “технологические теории условных рефлексов”, такие как, Дианектика, ЭСТ, работы Скиннера, НЛП, неофрейдистов и прочих рассматривают в лучшем случае только два контура нервной системы, а именно “эго” и “сознание”. Потому что, именно их они изменяют в относительно простом механическом процессе, названном “промывка мозгов”. В этих теориях нет места творчеству, душе и другим гуманистическим понятиям. Задача этих, так называемых психологических школ, обуславливать поведение с целью достижения конкретных результатов, вырабатывать условные рефлексы. В нашем конкретном случае, увеличивать производительность и мотивацию труда программистов.
В этом кроется коренное отличие деструктивных религиозных групп и коммерческих “промывателей мозгов”. Религиозная группа изменяет все четыре контура нервной системы человека, а нечистоплотные работодатели лишь два. Поэтому в некотором смысле, без полового приручения, взрослую личность навсегда не изменить. Да, им это и не нужно. Их задача, извлечение прибыли.
Ну, и чтобы понимать, о чем идет речь. В качестве примера я буду использовать две базовые истории, на основании которых мы сможем понять ощущения жертв:
История №1.
Я надеюсь, что вышел из этих временных трудностей и недоразумений без особых потрясений. Во время работы в ***** активно занимался силовыми упражнениями в тренажерном зале (ну, насколько мне позволяла моя подготовка, но в принципе без самодеятельности, консультации с тренером, программы и проч. я и сейчас продолжаю — хорошая профилактика болезней спины при моей сидячей работе).
Получалась отдушина что ли: клин клином вышибал. Чтобы расслабить мозги, напрягал остальное тело. Вообще-то, первой тревогу забила моя мама, женщина с жизненным опытом и реально развитым даром интуиции. Она первая стала высказывать мне свои предположения о дискомфорте, в который погружалось мое ощущение жизни. В принципе я легко с ней согласился, т.к. у меня уже тогда накопился достаточный багаж фактов и впечатлений от событий. Все, о чём ты говорил в плане тотального контроля, имеется и в *****. Приведу несколько примеров:
1. В ***** используется технология электронного портала, на котором работники обязаны каждый день заполнять специальные формы информацией касающейся осуществляемой ими деятельности. Вид деятельности выставляется руководителем проекта, участником которого является работник. Так отслеживается не только содержание и вид выполняемых работ и затрачиваемое время, но и просрочки, отклонения от план-графика и прочее. Все это затем выводиться в статистику в виде графиков и таблиц, по которым легко определить «полезность» того или иного работника.
2. Тренинги (а мне доводилось бывать только на рабочих и консультационных тренингах), где речь шла исключительно по тематике проекта. На них твоего мнения абсолютно никто не спрашивал. Все доводилось в утвердительной форме: будет вот так и никак иначе. Тренинги проводились в комнатах без окон! Это такая повсеместная вещь. Правда, не знаю как в других офисах *****, но там где работал я – это везде. Этот фактор уже, думаю, мог воздействовать на волю «испытуемого», находящегося в роли «должника»: ведь я должен сделать работу…
3. Когда нужно было изучить какой-то вопрос, мне говорили: «Изучай, если что-то непонятно сразу спрашивай! «. Как только появлялся вопрос, сразу звонил уточнять. В ответ удивленный возглас типа: — «Как это ты такое не знаешь? Читай материалы, там все написано». В следующий раз пытаюсь разобраться сам, не получается (ибо шло через «подавление» извне). Естественно, проходит время, и когда я решаю все-таки позвонить, чтобы выяснить, то получаю такой ответ: — «Прошло столько времени, а ты не продвинулся и сидел? Почему сразу не позвонил?». То что я пытался что-то сделать, параллельно осваивал какие-то смежные вопросы и искал возможные решения самостоятельно, никого не волнует, ибо сейчас для проекта это не нужно. И в обоих ситуациях я оказываюсь виноват: нарушал проектную дисциплину. Программирование и создание принципиально новых вещей – процесс творческий и здесь никакими методами нормирования эффективности добиться невозможно, можно только навредить.
4. Работа разбивается на маленькие кусочки так, что тебя легко заменить или пересадить в другое место без ущерба для проекта. В общем и целом понять чего делаем невозможно, хотя бледные попытки объяснить это были, но все в том же виде (см. про тренинги). Меня за все время 2 раза пересаживали, и каждый раз это новые люди, новая обстановка: тоже как-то действует, видимо.
5. В анкетах, которые ведутся в портале системы, действительно предусмотрены графы для заполнения информацией, касающейся не только чисто анкетных данных типа места жительства, наличия автомобиля, даты окончания выездной визы, но и исключительно личных данных типа имеющихся у работника хобби. Я думаю, что увлечения человека в максимальной степени характеризуют его психологический портрет и для грамотного психолога не составит труда дополнить его сведениями, касающимися выбора способов оказания воздействия на человека в нужных интересах.
6. При приеме на работу предлагаются к подписи документы на иностранном языке без параллельного заверенного перевода. По нашему закону нарушение требований таких документов не влечет никакой ответственности подписана, ибо есть статья о «введении в заблуждение», на которой можно будет построить обоснование защиты. И хотя я со сносным знанием английского языка понял, что там идет речь о неразглашении, одному Богу только известно, зачем им нужны подписи людей на англоязычных документах, ведь в таком виде (без нотариально заверенного параллельного перевода на русский язык) они не имеют для нашего суда никакой юридической силы!
7. Общение с работниками в режиме «я не понимаю, о чем ты говоришь…» вызывало некоторых из них на определенные откровения, которые были конструктивно восприняты мною.
Этот пример, описывает ощущения жизни программиста при попытке изменить ему сознание: “изоляция, чувство должника и вины, полный моральный дискомфорт”. Проще говоря, эмоциональное выгорание.
Первым шагом при “промывке мозгов”, является изоляция жертвы. Маленькая темная комната, либо ограниченное пространство идеально подходят. Именно поэтому, нашу жертву два раза пересаживали. Нельзя допускать никакого социального общения по собственному усмотрению. И здесь, не важно, будет ли это казарма, тюрьма, либо офис крупной компании. Суть в том, что в таком помещении социальные, эмоциональные, психические техники, обеспечивавшие выживание не работают. Чем дольше человек изолирован, тем более он уязвим для новых биохимических отпечатков.
Нет никакого парадокса в том, что похититель или работодатель, хочет навязать свою реальность несклонному, к этому субъекту, в качестве единственно правильного биохимического отпечатка. Беспомощная жертва вынуждена инстинктивно, на уровне рефлексов и подсознания, искать материнский объект. Как, например, это делает новорожденный птенец.
Для человека в плену, это будет любой двуногий приносящий еду, да, даже собака, для похищенного надзиратель, для солдата офицер, для изолированного программиста супервайзер, либо менеджер проекта. Во всех случаях задача “промывателя мозгов” состоит в том, чтобы сделать человека беспомощным, то есть вернуть его в состояние неуклюжего ребенка, то есть обратиться ко второму контуру нервной системы. Это происходит тогда, когда индивидуум начинает верить, что у него нет выбора, что они умнее, знают больше, ведь они мудрее, сильнее, правильнее и так далее. Беспомощность может быть расширена до паники при помощи обычного физиологического, либо психологического террора.
Именно в этом моменте кроется основная драма. Наше общество плохо информировано о том, насколько губительны и деструктивны, могут быть псевдопсихологические теории для личности человека. Единожды промытый мозг, даже после реабилитации уже не будет тем, чем он был прежде. Обусловленное поведение будет давать о себе знать. Как у наркоманов бывают так называемые “флешбэки” (повторные трипы), так и у людей с промытым мозгом могут начинаться приступы того, что им внушили.
В истории №1 не смотря на все пережитые психоэмоциональные нагрузки, субъект продолжает оправдываться. И не смотря на то, что он нашел новое место работы, чувство вины на бессознательном уровне продолжает существовать.
История №2, эта история программиста, работавшего два дня подряд при этом, ничего не употребляя в пищу, кроме кофе в изобилии водившегося в офисе. И вот после 48 часов сидения за компьютером, программист пошел “покачаться” в тренажерный зал, потому что его супервайзер напомнил ему, что фирма даёт возможность бесплатно заниматься спортом, а он её не использует. И как следствие, уже через пару минут голодной тренировки мальчик благополучно потерял сознание. Он просто выключился, как какой-то механизм.
Для выработки такой идеальной покорности, “промыватели мозгов” используют так называемый новояз и принципы групповой динамики, они ставят человека в такую ситуацию, где его обычные вербальные сигналы и физические навыки не годятся. Для этого они активируют первый контур выживания (угроза — пище, крову), замыкают второй контур потребностей (безопасность, признание – авторитет только компания) и третьим замыканием заставляют выучить свой жаргонный язык (зачастую какая-либо корпоративная терминология).
И это не является необычным для человека, чтобы живя с осужденными стать осужденным, живя с мусульманами стать мусульманином, живя с католиками, стать католиком. Для примера, всем желающим предлагаю прочесть Дианектику, чтобы понять, насколько можно изменить русский язык в общении.
Для компаний, использующих “технологические теории условных рефлексов” в управлении персоналом очень важно поддерживать реальность своего “пузыря”. Так называемый корпоративный дух, иллюзорную “покорную племенную уверенность”. Например, постоянно доказывать работникам, что в их компании лучшие социальные гарантии, лучшие условия работы, лучший персонал, лучшая зарплата и так далее. А там, за дверями офиса, нищета и безысходность. Именно разделение мира на “здесь” и “там”, порождает у людей страхи. Многие работники искренне убеждены в том, что им без их “работы” просто не выжить.

Обычная формула компании, где промывают мозги, выглядит так:
1. Изоляция;
2. Поощрение беспомощности;
3. Психоэмоциональный террор;
4. Культ компании;
5. Разделение мира на “мы” и “они”.

Еще раз повторюсь. Задача компаний использующих “технологические теории условных рефлексов” в управлении персоналом, состоит не в полном изменении личности с целью завладения ее имуществом, а в выработке роботизированной покорности искусственному авторитету с целью извлечения максимальной прибыли.

 

(r) www.fdd5-25.net Форма обратной связи.