Установка CD-ROM TEAC CD-55a (интерфейс PANASONIC) под MS-DOS

Вот pаньше, года этак в 60-е, все было классно — sex, drugs & rock’n’roll. А сейчас? Suxx, bugs & plug’n’play…

Не пугайся, мой дорогой читатель, на дворе по-прежнему двадцать первый век. А мы сидим на навороченных PENTIUM 3 и 4. Но то о чём я сегодня хочу написать – может заинтересовать каждого, мало-мальски любознательного читателя имеющего отношение к компьютеру.

Рождение компакт диска
Изобретение цифрового компакт-диска традиционно приписывается двум компаниям: либо голландцы из Philips его придумали сами, либо им помогали японцы из Sony. Произошло это в самом начале 1980-х. Но есть другая версия: CD изобрёл американский физик ещё в 1960-х. Авторство вышеназванных фирм подтверждают многие источники, к примеру, популярная энциклопедия Wikipedia. Если верить ей, Philips и Sony совместно разработали цифровой компакт-диск в 1980-м, а спустя два года в городе Лангенхаген (Langenhagen), близ Ганновера, началось его массовое производство. Потом подключились Microsoft и Apple, чьими стараниями CD превратился в CD-ROM, который в 1987 году совершил революцию в мире персональных компьютеров. Вот, стало быть, и вся история появления компакт-диска. Теперь «альтернативная» точка зрения.
В 1931 году в Бремертоне (Bremerton), штат Вашингтон, родился Джеймс Расселл (James T. Russell). Своё первое изобретение он совершил в шесть лет — построил кораблик с дистанционным управлением, в трюме которого по волнам ходил его завтрак.
В 1953 году Расселл закончил колледж в Портленде и стал бакалавром физики. В качестве физика он и устроился на работу в лабораторию компании General Electric, где затеял ряд экспериментальных проектов. Считается, что Джеймс Расселл был одним из первых, кто стал пользоваться цветным телевизионным экраном и клавиатурой в качестве человеко-машинного интерфейса. Он же первым спроектировал и построил агрегат для сварки пучком электронов.
В 1965 году, когда базирующийся в штате Огайо институт Battelle Memorial открыл в Ричлэнде Тихоокеанскую северо-западную лабораторию (Pacific Northwest Laboratory) , Расселл стал её старшим научным сотрудником. Тогда он уже знал, в каком направлении будет работать. Дело в том, что физик был страстным любителем классической музыки. И, как многие меломаны того времени, Расселл часто расстраивался из-за ухудшающегося со временем качества записи на виниловых пластинках. Пытаясь внести усовершенствования, учёный даже пытался использовать в качестве звукоснимателя иголки кактуса. Однажды в субботу днём Расселл решил набросать схему лучшей, по его мнению, цифровой системы записи и воспроизведения звука. В итоге он «родил» действительно революционную идею — придумал устройство, в котором отсутствовал физический контакт между компонентами процесса проигрывания записи. На тот момент Расселл был знаком с цифровой записью данных на перфокартах и магнитной ленте, но понял, что лучший способ — использовать свет. 0 и 1, темнота и свет — раздумывал физик — если двоичный код достаточно хорошо уплотнить, в нём можно хранить не просто мелодии, а целые энциклопедии. В институте учёному, хотя и не сразу, но пошли навстречу, разрешив работать над персональным проектом по переводу аналогового сигнала в цифру. И через пару лет Расселл изобрёл первую оптико-цифровую систему записи и воспроизведения, которую запатентовал в 1970 году. Он нашёл способ записи на жёсткий фоточувствительный диск данных в виде крошечных «битов», светлых и тёмных, каждый — микрон в диаметре. Лазерный луч считывал двоичный код, а компьютер преобразовал данные в электронный сигнал, который тогда было сравнительно просто преобразовать в слышимую или видимую «трансляцию». Вот это и было первым цифровым компакт-диском.
В 1970-е изобретатель продолжил совершенствовать своё детище, пытаясь приспособить его к любой форме данных. Как и множество разработок, опередивших своё время, CD поначалу не слишком заинтересовал инвесторов.
Но в 1971 году рисковый бизнесмен Эли Джекобс (Eli Jacobs) основал корпорацию Optical Recording и пригласил Расселла в команду, которая должна была придумать видеодиск. Идея была такая: распространять телевизионные программы на небольших пластмассовых носителях, рассылая их по почте, чтобы люди могли в любой момент посмотреть любимую передачу. По сути, речь шла о том, что сейчас называется видеомагнитофонами и кассетами для них.
В 1974 году на выставке в Чикаго компания представила оптико-цифровую телевизионную машину для записи и воспроизведения, первое устройство, которое переводило цветное изображение в цифру, но мир не перевернулся, инвесторы не отреагировали. Через год, летом 1975-го, в лабораторию Расселла наведались представители Philips и невысоко оценили его работу: «Они сказали, что «это очень хорошо для хранения данных, но вы не можете приспособить это для видео или аудио», — вспоминал физик. Нужно сказать, что за несколько лет до посещения лаборатории голландская компания выпустила свой лазерный диск для аналогового оптического видеоплеера.
В Нидерландах были убеждены, что аналог — единственно возможный вариант: «Philips тогда вложила 60 миллионов долларов в разработку лазерного диска, никто не говорил им, что они совершают ошибку», — рассказывал Расселл. Два месяца спустя после экскурсии по лаборатории изобретателя Philips представила компакт-диск — практически точно такой же. В конечном счёте, не только Philips, но и Sony, и другие компании вплотную занялись продвижением технологии Расселла, не упоминая его имени. Сам Расселл, впрочем, не монополизировал права на технологию: «Трудно сказать, сделали ли эти люди всё сами, независимо от меня. Ведь в том, что у двух или более человек, находящихся в разных местах, может родиться одна и та же идея, ничего необычного нет. Вполне возможно, мы работали параллельно. Но позже они заплатили за это».
Действительно, Sony и Philips выплатили лицензионные платежи от продаж проигрывателя компакт-дисков. Деньги получили институт Battelle Memorial, корпорация Optical Recording и её хозяин Джекобс.
В 1992 году Time Warner и другие производители дисков подали на Optical Recording в суд, заплатив, в конечном счёте, 30 миллионов долларов за нарушение патентов, так как суд решил — у корпорации эксклюзивные права на технологию CD. Тем не менее, из всех этих денег Расселл ни разу не получил ни цента, так как 26 патентов на «компакт» принадлежали его работодателю, то бишь — Optical Recording. Однако и это изобретателя не остановило. Он продолжил работать над оптическими системами хранения данных и придумал нового конкурента накопителям на жёстких дисках — оптическую память произвольного доступа (Optical random-access memory — ORAM). В этой системе нет вращающегося диска и вообще — ни одной движущейся части, данные считываются светом.
В 1991 году Расселл вместе с партнёром Полом Наем (Paul Nye) создал компанию Ioptics — специально для ORAM. Но даже несмотря на многомиллионные инвестиции от Microsoft, дело выгорело, система оказалась невостребованной. Чем сейчас занимается изобретатель, «породивший» за свою жизнь более 50 патентов, сказать сложно. Последние упоминания о нём в прессе датированы 2000 годом, когда 53-летний Расселл был удостоен премии Vollum Award за выдающийся вклад в развитие науки и техники. Разумеется, во всей этой истории можно усмотреть стремление американцев приписать себе изобретение всех жизненно важных вещей. Но даже если это так, Джеймс Рассел пионером в своём деле быть не перестанет. Поэтому, справедливости ради, пусть наряду с новаторством Philips и Sony живёт и эта версия появления CD.

Подключение CD-ROM
Как-то ко мне в руки попал старый 486 – 33 мегагерца, короче говоря, нечем не выдающийся компьютер. На нём был установлен дисковод, жёсткий диск, но не было CD-ROM. Можно было купить новый привод. Но зачем? Платить цену равную цене самого компьютера, за какой-то CD-ROM? Нет, это нонсенс! Проще уж порыться по друзьям и знакомым, на худой конец заглянуть на компьютерную свалку в какой-нибудь фирме. Уж там, точно что-то да найдётся! И действительно нашлось. Один мой хороший знакомый за бутылку горячительного пожертвовал мне CD-ROM TEAC странного внешнего вида. А именно, сам привод отличался малыми габаритами, и хотя он был размером в стандартных 5 дюймов, корпус был на половину меньше, чем у стандартного IDE CD-ROM. Во всяком случае – вещица оказалась на самом деле довольно любопытная. Вначале я не понял её отличия от банального “резака”. Но это только поначалу. Загвоздка появилась тогда, когда произошла попытка всунуть этот самый TEAC никуда-то там, а в самый, что не наесть компьютер! Каково же было удивление, когда вместо нового диска E: в системе – не появилось, ровным счётом ничего. Нет, ну бывает же?! Мало того машина перестала грузиться. Выключив компьютер, я направился на поиски ответа.
Каким-то лихим ветром меня занесло в редакцию журнала, где ещё более непонятным образом, оказался мануал для этого вида CD-ROM. За что личная благодарность Сергею Дроздовскому. После длительного ксерокопирования выяснилось, что для работы столь зверского привода нужен адаптер или звуковая карта с соответствующим выходом. Но больше всего меня поразил тот факт, что адаптеры для TEAC бывают 8 – ми и 16 – ти битными. Что теоретически опускает планку работы приводов данного класса до машин на базе процессоров 8088. Представьте себе такое зрелище? Но, лиха беда начала. После всех злоключений я решил обратиться к глобальному разуму, то есть Интернету, чтобы узнать всё о TEAC CD-55a, именно так назывался привод. Оказалось, что в природе существуют три не IDE интерфейса CD-ROM. Это: Sony, Panasonic, Mitsumi. Чем они отличаются? Я так и не понял. Но знаю, что у SONY самое малое количество штырьков на выходе. Зато для PANASONIC и MITSUMI подходит обычный IDE шлейф. Что же такого выдающегося во всём этом? Из-за чего стоит публиковать такой объёмный материал?! Об этом я расскажу чуть позже.
Сейчас же история о том, как пришлось выбирать соответствующую звуковую карту, чтобы подключить CD-ROM. Кстати, мой TEAC оказался с интерфейсом PANASONIC, что намного облегчило поиски. А чтобы вы долго не искали драйверов к вышеописанным приводам, вот вам ссылка
http://www.fdd5-25.net/drivers/cdromas.zip.
Честно говоря, я сразу решил убить двух зайцев – получить звуковую карту к 486-й с возможностью подключения CD-ROM. Что собственно говоря и было сделано. После долгих скитаний по одному из минских рынков я обнаружил агрегат – ESS 688f. Он был весь утыкан перемычками, словно компьютерный ёжик. Почти такой же, как был изображён в документации по CD-ROM. “Он!” – радостно подумал я. За три самых настоящих американских рубля звуковая карта ESS 688f была приобретена в частное пользование.
Не сказать, что особенно верилось в работоспособность всех комплектующих, но всё же я приступил к экспериментам. Первым и самым важным вопросом, вставшим на повестке дня, был такой — “Что куда втыкать?” Глупо? Может быть, но когда перед тобой лежит израненная паяльником материнская плата и такая же звуковая карта, невольно задумываешься – “А не сгорит ли всё это?” Не сгорело. Но проблемы только начинали прибавляться. Разработчики ESS 688f не удосужились отметить, как правильно втыкать шлейф. Поэтому стоило ожидать того, что первый “блин” оказался комом. Лампочка на CD-ROM загорелась и не хотела гаснуть. Пришлось выключать компьютер и всё поменять. Когда же дело дошло до установки драйверов – всё заклинило. Вот допустим, при подключении обычного CD-ROM в ДОС мы пишем что-нибудь в таком духе:

Autoexec.bat:
C:\DOS\MSCDEX.EXE /S /d:mscd001

Config.sys:
DEVICE=C:\DOS\gscdrom.sys /d:mscd001

У многих и с этим возникали проблемы. Но когда нужно ещё указать тип адаптера его порт в памяти, всё здесь даже самый опытный пользователь без документации застрянет надолго! Пришлось воспользоваться тем, что было найдено в бескрайних просторах Интернет. Всё обнаруженное сводилось к двум банальным файлам с драйверами. И то, сколько времени ушло на их поиск? К счастью в одном из таких архивов был обнаружен html документ с приблизительным описанием установки TEAC CD-55a. “Странные создатели этого описания, указали, что работает даже на 386-х компьютерах, а документ в гипертекст засунули. Буржуи!” – подумал я. Вот что было ясно из этого текста:

1) TEAC CD-55A 8-BIT I/F card
2) TEAC CD-55A 16-BIT I/F card
3) Any TRUE SoundBlaster cards with Panasonic CD-ROM interface
4) SoundBlaster compatible card with a Panasonic interface

Кому непонятно поясню, что этот самый CD-ROM подключается через вышеописанные устройства. Что вновь вселило некоторую надежду на его ыработоспособность. Тем более, что в тексте упоминался некий “SoundBlaster compatible”, чем по сути и являлась ESS 688f. Я потёр руки и начал читать дальше. Но то, что мне пришлось увидеть повергло бы любого в шок.

Пример:
-The TEAC 16-bit card (It’s default address is 02C0H)
The recommended addresses and card jumper-settings are as follow:
*ADDRESS* *SWITCH-SETTINGS*
2C0 Set all 3 jumpers to the OFF position
2E0 Set only jumper 3 to the ON Position
300 Set only jumper 2 » »
320 Set jumpers 2 & 3 » »
340 Set only jumper 1 » »
360 Set jumpers 2 &3 » »

“Ну, приехали! А ведь так хорошо всё начиналось!” – невольно пронеслась мысль. Но то, что было написано ниже, еще больше меня взбудоражило. На русском это звучит примерно так:
— Совместимы карты с SoundBlaster
Пожалуйста, определите, какой адрес для интерфейса CD-ROM находится в звуковой карте, а также, какой порт и диапазон адреса I/O.
Это сейчас мне понятно, о чём шла речь. Ведь далее текст звучал ещё более устрашающе:
Note that you’ll be using the CD-ROM I/O port address and not the SoundBlaster compatibility address of 220H. Please reference the documentation provided by the soundcard’s manufacturer as TEAC doesn’t keep SoundBlaster compatible cross-reference documentation.
То есть мне следовало, где-то неизвестно где, установить адрес звуковой карты на 220h и затем ещё выяснить какой адрес она использует для CD-ROM и собственно прописку самого привода. Положение напоминало классический детектив. Чем дальше шло расследование, тем больше становилось загадок и неясностей. Я попытался мыслить логично – методом взаимоисключений. И первое, что было сделано – звонок тому самому знакомому, который отдал этот CD-ROM. Его ответ поверг меня в страшное смятение. Он сказал, что адрес CD-ROM 170h. То есть получалось: 220h, 170h. Ничего не понимая я начал дальше вчитываться в незнакомый английский язык документации. А дальше предлагалось модернизировать файл config.sys записав в него параметры драйвера, того самого CD-ROM.

1) для восьмибитной карты адаптера строка была такой:
DEVICE=C:\TEAC\TEAC_CDA.SYS /D:TEAC-CDA /P:230 /T:1;
2) для шестнадцатибитной карты адаптера строка была такой:
DEVICE=C:\TEAC\TEAC_CDA.SYS /D:TEAC-CDA /P:2C0 /T:1;
3) для оригинального SB строка была такой:
DEVICE=C:\TEAC\TEAC_CDA.SYS /D:TEAC-CDA /P:220 /T:0;
4) для аналога SB строка была такой:
DEVICE=C:\TEAC\TEAC_CDA.SYS /D:TEAC-CDA /P:340 /T:2.

“Бред!” — подумал я. Ведь документация противоречила сама себе. Как можно в аналоге SB установить адрес 220h и самое главное как? В этот момент я окончательно запутался и начал судорожно вспоминать утилиты, которые бы могли помочь в этом вопросе. Чисто ради эксперимента, были испробованы все варианты строк инициализации. Не одна не сработала. Единственное чего удалось достичь, так это возможности поиска установленного CD-ROM при загрузке ДОС. Что чуть, чуть обнадёживало. Безнадёжно тыркая кнопку перезагрузки, я вчитывался, в текст документации. В конце, которой приводились всевозможные причины неработоспособности привода. Но всё, как и следовало ожидать, сводилось к фразе – проверьте кабель. Совсем отчаявшись, я уж решил искать драйвера к звуковой карте ESS 688f. Но странным образом у них у всех оказалась привычка запускаться только из под WINDOWS. “Может ДОС не тот” – пронеслась в голове мысль. Хотя MS-DOS версии 5.0 и является полным анахронизмом, но mscdex.exe в нём присутствовал, а значит, CD-ROM работал без проблем. Оставался один единственный вариант. Это перемычки. Как ими пользоваться знает каждый. Но вот как их верно расположить, чтобы всё заработало, здесь с первого раза никто не разберётся! При помощи всё того же Интернет я узнал, что ESS 688f использует адрес для подключения CD-ROM 320h. Значит каким – то образом следовало выставить это на звуковой карте. Для этого пришлось всматриваться в серию перемычек JP2. Расположив их нужным образом, следовало в JP1 верно выставить I/O. Здесь пришлось действовать широко распространённым методом научного тыка. Что и было сделано. В итоге CD-ROM был обнаружен старым добрым ДОС при таких параметрах в config.sys:

device=C:\teac_cda.sys /t:2 /p:320

Что соответствует значениям аналога звуковой карты SB с адресом в 320h. К слову сказать сам TEAC CD-55a оказался довольно неплохим device. Он великолепно читает диски недоступные для чтения 12-скоростным IDE CD-ROM. Правда, привыкнуть к его стилюы работы сложно. Если обычный IDE привод всё время опрашивается системой, то PANASONIC может увидеть компакт диск только в момент его чтения. То есть вставили компакт диск и сразу же обращаетесь к нему. Иначе потом вы диском воспользоваться не сумеете. Вот такую проблему мне пришлось решить на досуге.

 

(r) www.fdd5-25.net Форма обратной связи.